04
/09
«Четкость в правовой позиции», комментарий относительно вопроса приобретает ли «новый кредитор» статус «взыскателя» в открытом исполнительном производстве?
Автор: Александр ВОВК, партнер, директор юридического департамента АО Colares Специально для «Юридической практики», №36 В своей статье для «Юридической практики» № 33 от 14 августа 2018 года, несмотря на мой скептицизм в отношении очередной судебной реформы в Украине, все же среди положительных ее моментов я как раз подчеркнул введение принципа квазипрецедента. Ведь если понятно выписано законодательство и при этом есть абсолютная четкость в позиции Верховного Суда (ВС), заинтересованные стороны лишаются возможности «выворачивать законы», манипулировать ими и вступать в коррупционные договоренности. На мой взгляд, это также действенный эволюционный метод борьбы с коррупцией, правда, долгий. Как один из примеров позиции ВС в данном вопросе могу привести постановление ВС от 25 апреля 2018 года. Верховный Суд в составе коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда в рамках дела № 2-н-148/09 производства № 61-1104св18 (ЕГРСР № 73627702) исследовал вопрос о замене стороны исполнительного производства ее правопреемником. Данным постановлением ВС удовлетворил заявление истца (заявителя) о его замене в исполнительном производстве в связи с переходом к нему (заявителю) права денежного требования по кредитному договору и изменил взыскателя по судебному приказу.