15
/08
Нивелирная работа
Александр Вовк: партнер, директор юридического департамента АО Colares, г. Киев Специально для «Юридической практики» В Украине есть такой тренд - каждый новоизбранный Президент титаническими усилиями внедряет в стране судебную реформу. Обычно под каждую реформу декларируются громкие лозунги о важности для каждого гражданина именно их концепции реформирования судоустройства Каждая власть инициировала очередную судебную реформу, не замечая нормы части 4 статьи 124 Конституции Украины, согласно которой народ непосредственно принимает участие в осуществлении правосудия через народных заседателей и присяжных. Этот принцип, закрепленный в Конституции, мог быть конкретным проявлением демократизма нашего государства и заключаться в привлечении к осуществлению правосудия не только профессиональных судей, но и представителей народа. Все формы привлечения представителей народа к осуществлению правосудия являются воплощением принципов коллегиального рассмотрения судебных дел, имеют целью гарантирование беспристрастности и справедливости правосудия для всех. Однако принципы проявления демократии Украины закреплены в ее основном Законе так и остаются и поныне лишь декларативными принципами на бумаге. Снова три звена В 2015-2018 годах в Украине внедрялась очередная реформа судебной системы, в результате которой снова было проигнорировано содержание статьи 124 Конституции Украины. Хотя в соответствии со статьей 5 Конституции носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Но, как говорил первый Президент Украины Леонид Кравчук «Маємо те, що маємо». Давайте коротко разберемся, какова теперь украинская система судоустройства и, что в ней изменилось. На сегодня в Украине построена новая концепция судебной власти. Произошел переход к 3-х звеньевой системе судов, то есть до недавнего времени в Украине существовала 4-х звеньевая судебная система. Были суды первой (местные) и второй инстанции (апелляционные), которые рассматривали дела по существу с изучением обстоятельств и доказательств. В случае необходимости судебное решение пересматривалось в одном из 3-х высших специализированных судов: хозяйственном, административном и по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Также была четвертая инстанция, Верховный суд Украины, к которому обращались в исключительных обстоятельствах. Сейчас Украина перешла к понятной и принятой в большинстве стран мира 3-х звеньевой судебной системе. Новый Верховный Суд состоит из кассационных судов: административного, хозяйственного, гражданского и уголовного. Кроме того, создали Большую палату Верховного Суда, которая обеспечивает единство судебной практики, то есть устанавливает одинаковые, предсказуемые, понятные и равные для всех решения судей и рассматривает общественно значимые дела. В процессе реформирования было начато создание Высшего антикоррупционного суда аналогов, которому в стране еще не было. Новым Верховным Судом и новыми процессуальными кодексами, которые были изменены и утверждены, фактически вводится принцип квазипрецедента - имеется в виду, когда решение главной судебной инстанции становятся ориентиром для судов предыдущих инстанций. Таким образом, новый процесс должен обеспечить стабильность, целостность и прогнозируемость правовых позиций во всех юрисдикциях, а человек, обращаясь в суд, уже будет понимать, каким может быть решение по делу с похожими обстоятельствами. Окружные суды Новая концепция судебной системы предполагает замену всех местных общих судов окружными судами. Положениями части 1 статьи 21 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» предусмотрено, что местными общими судами являются окружные суды, которые образуются в одном или нескольких районах, или районах в городах, или в городе, или в районе (районах) и городе (городах). Заключительными и переходными положениями закона предусмотрено, что районные, межрайонные, районные в городах, городские, районные суды продолжают осуществлять свои полномочия до начала деятельности местных окружных судов. То есть, на базе 2-3 районных судов будет создан один окружной суд, где будут работать 9-12 судей. Законодатели отмечают, что вопрос работы судов в переходный период не останется нерешенным, поскольку в настоящее время районные суды фактически будут сохранены (территориально и структурно), дела как рассматривались, так и будут рассматриваться. Объединение произойдет лишь юридически. На мой взгляд остается открытым вопрос целесообразности создания окружных судов вместо районных и Высшего антикоррупционного суда. Но действительно ли в Украине состоялась настоящая судебная реформа, способная удовлетворить потребность общества на честный и справедливый суд. Сегодня на эти вопросы нет ответа. В настоящее время отсутствует четкий и прозрачный механизм наполнения новых окружных судов судьями. Отмечается, что часть судей будет переведена на должности, а другая часть - отобрана путем прохождения соответствующего конкурса. Так же является не однозначным создание антикоррупционного суда, ведь в нормальной стране каждый суд и каждый судья должен быть антикоррупционным. Думаю, эти вопросы остались дискуссионными, поэтому само время покажет эффективность работы таких судов. Преодоление коррупции Я нередко дискутирую со своими друзьями-работниками судебной системы Украины на тему лучшего судоустройства в мире и оптимальной судебной системы для Украины. Вопрос судоустройства широко обсуждается на различных форумах и в средствах массовой информации. Практически во время каждого обсуждения судебной реформы в Украине всегда рядом стоит вопрос коррумпированности украинских судов. Служители Фемиды не без оснований возмущаются, что всех судей равняют под одну гребенку, а в украинских СМИ слово «украинский суд» почти стало синонимом слова «коррупция». Коллеги задают вопрос: «Разве в Украине осталась проблема только в не честных судах? Неужели мы полностью преодолели коррупцию в государственных монополиях, на таможне и т.д.? И действительно буквально в каждой отрасли, в каждой сфере проблем с коррупцией не меньше, а иногда и значительно больше, чем в наших судах. Однако я убежден, что самым важным является задача побороть коррупцию в судебной системе и сделать наши суды абсолютно независимой ветвью власти. Ведь, если по мнению лица нарушаются его законные права, то только суд и еще раз суд сможет их защитить. И, если в государстве работает действительно независимый и честный суд, то не важно кто нарушил ваши права, то ли государство, влиятельный чиновник или богатый бизнесмен, справедливый суд всегда вынесет исключительно законное решение. Лично я уверен, что первоочередной запрос общества на преодоление коррупции в Украине будет удовлетворен лишь тогда, когда в Украине заработают законы для всех, а два основных принципа правового государства: «презумпция невиновности» и «неизбежность наказания» безотлагательно будут выполняться всеми государственными институтами. Когда каждый чиновник, мелкий чиновник, бизнесмен, прокурор, врач или судья будут знать о немедленной неизбежности наказания тогда и коррупция будет преодолена. Когда каждый гражданин Украины будет помнить о неминуемости наказания, то начнут выполняться законы и правила. Автоматически будут решены проблемы с превышениями скорости на дорогах, неправильной парковкой автомобилей, построением некачественных дорог, загрязнением окружающей среды и тому подобное. Ведь все наши граждане не зависимо от их социального статуса, когда приезжают к примеру, в США всегда неукоснительно выполняют все их правила и Законы, потому что знают о неизбежности наказания за их нарушения. Так что пока высшее руководство Украины не найдет в себе политической воли на реальное преодоление коррупции в государстве, до тех пор независимо от того какую бы мы не ввели судебную систему или осуществили реформу полиции и прокуратуры, общество будет продолжать требовать от власти реальной борьбы с коррупцией и справедливости для всех. В заключение хочу сказать, что, несмотря на неоднозначность всей судебной реформы все же скорее плюсами можно считать обновление Верховного Суда Украины, создание трехуровневой судебной системы, внедрение принципа квазипрецедента и электронного суда. Время покажет.